logo-left

 

zag01

Главная О храме Святитель Николай

Иконография

Среди всех святых христианского мира святитель Николай имеет самую развитую иконографию: большое число разнообразных типов изображений святого было создано на протяжении десяти столетий, как в Византии, так и в России. В собрании Церковно-археологического кабинета (ЦАК) имеются почти все основные иконографические типы изображений святителя, по которым можно проследить историю формирования его иконографии.

Древнейшим и наиболее распространенным типом икон святого Николая являются его поясные образы, которые складываются в византийском и русском искусстве в ХI—ХIII вв. В собрании ЦАК они представлены многочисленными и разнообразными памятниками XVI - начала XX в.

Одним из наиболее значительных и древних произведений является образ св. Николая с Деисусом и избранными святыми на полях. Это традиционное поясное изображение святителя, который правой чуть приподнятой рукой благословляет, а в левой держит закрытое Евангелие. Особенностью являются белые кресчатые ризы св. Николая, вместо обычно темной фелони. Такие одежды более распространены в ростовых изображениях, хотя встречаются и в поясных образах. Например, новгородская икона рубежа XIV—XV вв. из ГРМ. Таким же редким является изображение не прикрытой омофором руки, которой святитель поддерживает книгу. На полях представлен семифигурный Деисус, в центре которого помещен Нерукотворный образ Спасителя. Древнейший такой Деисус относится к 1398 г. — это воздух, выполненный по заказу вдовы московского князя Симеона Гордого. Позже такие сцены получают распространение в северных памятниках ростовского круга. На полях помещены фигуры святых: среди них находятся особо почитаемые в северных землях пророк Илия, святые жены Екатерина, Параскева и Анастасия, целители Козьма и Дамиан(?), мученики и воины Димитрий(?) и Георгий(?), св. Флор(?), св. Лавр(?).

Икона принадлежит кругу памятников ростовской живописи раннего XVI века. Сохранившиеся фрагменты охрения и санкиря на лике св. Николая и отдельных святых, фрагменты красочного слоя на плате Спаса Нерукотворного и на Евангелии, а также характерные оттенки охристого фона в клеймах и розовой рамки вокруг средника являются яркими свидетельствами принадлежности этого памятника к ростовскому кругу.

Безусловно, памятником, заслуживающим самого пристального внимания, является икона св. Николая Чудотворца, написанная царским изографом Симоном Ушаковым в 1676 г. Это небольшой келейный или аналойный образ святого; в нем в полной мере воплотились все основные эстетические и иконографические принципы, которые складываются в мастерской Оружейной палаты во второй половине XVII в. Святитель представлен по пояс, правой рукой он именословно благословляет, левой поддерживает закрытое Евангелие, вверху в облачных небесных сегментах располагаются поясные фигуры Христа и Богоматери.

Характерное перстосложение, получившее название именословия, получает особенно широкое распространение именно в это время в связи с реформами патриарха Никона, активного проводника «правильного» сложения трех перстов, взамен «неправильного» двуперстия. На иконах царских иконописцев, близких ко дворам царя и патриарха, этот жест обязателен и особенно отчетлив.

Вверху в облаках помещены фигуры Христа и Богоматери. Они напоминают о чуде на Никейском соборе 325 г. Такие изображения известны в русской иконописи с конца XIII в. Описание этого события в житии святого прослеживается по источникам с VIII—IХ вв., в русской письменности входит в так называемую некнижную редакцию «Жития Николы», получившую распространение в ХV—XVI вв. Постепенно на смену поясным изображениям Христа и Богоматери в медальонах, которые прослеживаются в памятниках XV—XVI вв., приходят другие, более свободные и разнообразные способы их размещения. Так, в данной иконе Спаситель и Богородица помещены в облачных сегментах: прием, известный по ряду памятников XVII в.

Традиционными являются изображения святителя Николая с закрытым Евангелием к руках, к менее распространенным относятся иконы святителя с раскрытым Евангелием, хотя такие образы в русской иконописи известны с XIII века. На страницах книги помещается начало текста службы св. Николаю. Интерес к этой иконографии и особое ее распространение приходятся на позднейшее время XVIII—XIX веков. Именно так представлен св. Николай на старообрядческой иконе XIX в., написанной в традициях живописи XVII в. с подчеркнутым двуперстием и раскрытым Евангелием в руках святителя.

Другим древнейшим типом являются ростовые изображения святителя. В собрании ЦАК хранится икона, на которой представлен самый прославленный образ Николая Чудотворца, получивший наименование Зарайского. Здесь изображен св. Николай Чудотворец в рост в парадном облачении епископа, крестчатой фелони и белом омофоре, с широко разведенными руками. Десницей он благословляет, на левой руке, покрытой платом, держит Евангелие. На фоне размещается хорошо читаемая надпись «Зарайский».

В русской иконописи получает распространение особое изображение святого Николая с разведенными в стороны руками, в позе, напоминающей оранта. В греческих памятниках при ростовых изображениях епископов использовался другой тип, с прижатыми к торсу руками. Приведенный тип известен в Византии, но встречается крайне редко. В русском искусстве он появляется в XIII в., а распространяется в XIV в., в том числе в житийных иконах. Полагают, что этот иконографический тип восходит к древней (не сохранившейся) иконе св. Николая, привезенной из Корсуни в 1225 г. в город Зарайск. Он получает название Зарайского. На Руси такие образы считались наделенными особой охранительной силой. Одной из древнейших сохранившихся икон такой иконографии является новгородская икона I пол. XIV в. «Никола и ап. Филипп».

Икона прошла антикварную реставрацию, на ней хорошо видны усилия мастеров-«старинщиков» придать ей более древний вид. На поверхность иконы нанесен искусственный кракелюр, усиленный черной краской и прорисованный на вставках грунта. Доска тонкая, ее дублировочная часть утрачена. Такие повреждения характерны для памятников, которые являются спилками, подготовленными для вставки в новую доску. Вероятно, перед нами один из памятников, созданный в XIX в. на основе подлинной иконы XVII в. Именно в XVI—XVII вв. получают распространение небольшие аналойные или пядничные иконы такой иконографии.

Иконографический тип Николы Зарайского становится наиболее излюбленным в житийных иконах святителя, в которых создается торжественный парадный образ святого и которые, как правило, имеют монументальный характер и предназначаются для украшения храмов.

Житийные образы св. Николая составляют мощный пласт древнерусского иконописного наследия. Мирликийский чудотворец, прославленный многими деяниями при жизни и после смерти, имеет наиболее развитый и распространенный житийный цикл. Житийные образы святого Николая известны на Руси с ХIII—ХIV вв. В это время складываются основные группы сюжетов: рождение и обучение грамоте, поставление в священники, помощь в бедах. К XIV в. в основном определяется круг сюжетов жития Николая, которые используются в иконописании, а также закрепляются иконографические схемы изображений.

Традиционно завершает повесть о жизни и деяниях святителя рассказ о перенесении мощей св. Николая итальянскими купцами из завоеванных турками Мир Ликийских в северо-итальянский город Бари в 1087 г. Этому событию на Руси придавали особое значение: «Перенесение мощей» становится одним из центральных праздников. С XIV в. этот сюжет входит в число обязательных в житийных иконах св. Николая в Средней Руси; позже, к XV в. он утверждается в новгородских и псковских памятниках.

Генезис житийных икон св. Николая Чудотворца в России составляет важнейшую часть изучения иконописных образов великого святителя. Ряд памятников из собрания ЦАКа дает для этой цели интереснейший материал.

К небольшим, возможно, аналойным образам принадлежит икона св. Николая с 29 клеймами жития из собр. Н.Постникова (XVII в. под записью). На полях — следы первоначальных надписей, фон позднейший, потемневшая олифа, прописи и записи, надписи позднейшие. Реставрация антикварная. В среднике — поясное изображение св. Николая, он двуперстно благословляет, Евангелие закрыто, вверху Богоматерь и Иисус Христос. Вокруг центрального изображения в хронологическом порядке располагаются эпизоды жития святого от рождения до смерти, а также посмертные чудеса.

Состав и иконографии клейм данной иконы восходят к распространенному типу среднерусских икон ХV—XVI вв., однако, здесь можно выделить несколько групп сюжетов, требующих особого рассмотрения.

«Чудо о трех корабельщиках» (12 кл.) содержит рассказ о том, как купцы были ограблены и выброшены в море корабельщиками. Затем, благодаря помощи св. Николая, проглочены рыбой, «исплюнуты» ею на поднявшийся из морских пучин камень и на этом камне, как на корабле, доставлены к городу, правитель которого наказал корабельщиков и вернул купцам их товары. Этот сюжет входит в Лицевое житие св. Николая Чудотворца, созданное в 1570-х гг. Однако, еще до включения этого сюжета в рукопись, он был чрезвычайно популярен в Новгороде, Пскове и среди новгородско-псковских переселенцев во второй половине XVI в. (клейма с этой сценой известны в житийной иконе св. Николая из Нижнего Новгорода и в ряде новгородских и псковских икон). Часто художники не ограничиваются одним клеймом, а дают подробный рассказ в нескольких клеймах (новгородская икона 1551—1552 г. из ЦМиАР). В среднерусских иконах этот сюжет не встречается: видимо, он был особенно близок именно новгородским торговым людям.

В этом же регионе получает особую популярность история о возвращении из сарацинского плена Агрикова сына Василия, которая также почти неизвестна в Средней Руси. Здесь этот сюжет рассказан очень подробно в трех клеймах. Мальчик Василий служит виночерпием у сарацинского царя (24 кл.), Василий возвращается к родителям из сарацинского плена (25 кл.). Василий был перенесен во двор дома своих родителей чудесной силой во время пира у царя. Для того, чтобы показать, насколько внезапно произошла перемена в состоянии Василия, художник изображает его в сарацинских одеждах («факулине и ризах срацинских») и с золотой чашей в руках. О появлении Василия его родителей известили собаки, которые вдруг подняли лай. На иконах этот эпизод всегда подчеркивается: навстречу Василию бегут собаки. К этим двум достаточно распространенным также в новгородско-псковском ареале клеймам добавлено еще одно чрезвычайно редкое клеймо. Здесь изображаются родители Василия, которые молятся в храме (26 кл.). Художник завершает рассказ, казалось бы, естественным сюжетом — благодарственной молитвой родителей Василия в храме св. Николаю после возвращения сына. Однако логика художника приходит в противоречие с логикой житийного рассказа, в котором именно горячая молитва родителей Василия к св. Николаю с просьбой о возвращении сына и вызвала его чудесное спасение, то есть это клеймо должно было бы начинать, а не завершать этот рассказ.

Чрезвычайно редким является 21 кл. «Служба в Сионе», которое входит как обязательное в состав клейм в иконографии св. Николая Великорецкого, известно в русских памятниках с XVI в. и в других житийных иконах почти не встречается.

«Спасение патриарха от потопа» (16 кл.) достаточно поздно появляется среди житийных клейм, в основном в северных памятниках и среди других клейм, в которых рассказывается о помощи св. Николая терпящим бедствия на воде. Здесь это клеймо является продолжением очень редкого в иконах и чрезвычайно интересного своей назидательной и нравоучительной направленностью рассказа о «Чуде о трех иконах» (14 кл.). Патриарху показывают три иконы Спасителя, Богоматери и св. Николая. Патриарх с возмущением отвергает икону св. Николая и приказывает ее вынести. Затем, оказавшись в бурном море, просит и получает помощь от св. Николая, после чего, раскаявшись, воздает честь его образу.

Вариантом иконографического типа Зарайского становится Никола Можайский; он известен как самостоятельный образ, но в ряде случаев он становится центром композиции в житийных иконах святого. В собрании ЦАКа находятся два таких чрезвычайно интересных памятника.

Икона «Святитель Николай Можайский с 14 клеймами жития» написана в первой половине XVIII в. В среднике представлен св. Николай в рост с мечом и храмом в руках, вверху по сторонам от его фигуры изображены Богоматерь и Иисус Христос с Евангелием и омофором в руках. В иконах этого типа святой представлен не с книгой и платом, а с мечом и храмом в разведенных руках. Прототипом этого образа считается статуя св. Николая, установленная на городских воротах или в городском соборе Можайска. Чудо от этого образа, послужившее спасению города от вражеской рати, положило начало его прославлению и распространению его изображений. Древнюю можайскую святыню исследователи датируют XIV в. В архаических формах скульптуры много от романского искусства, к которому она, видимо, и восходит.

Наибольшее распространение образы св. Николы Можайского получают в XVI—XVII вв., причем как в скульптуре, так и в иконописи. Иконописные изображения Можайского чудотворца отличаются наличием или отсутствием изображения Никейского чуда, подножия, плата. Еще одной особенностью икон данной иконографии является помещение арки, часто килевидной формы, над фигурой святителя.

Состав клейм традиционен. Особенностью образа является размещение на фоне средника пейзажа с рекой, рыбаком, плавающими по водной глади гусями и лебедями.

Во второй иконе «Св. Никола Можайский с Деисусом и 12 клеймами» в повествовании о житии св. Николая имеется ряд особенностей. Небольшое количество клейм не характерно для этого времени и почти не встречается в ростовых житийных иконах, исключение могут составлять только древние памятники с еще не устоявшейся сюжетной схемой. В традиционную череду сцен художник вводит чрезвычайно редкий эпизод «Избавление попа Христофора от казни». При этом он опускает сцену «Перенесения мощей св. Николая»: с XVI в. этот сюжет входит в число обязательных, хотя в XIV—XV вв. в новгородских и псковских памятниках он мог отсутствовать или имел своеобразную интерпретацию. О псковской иконографической традиции напоминает небольшая характерная особенность композиции клейма со сценой «Погребение св. Николая»: в ней гроб с телом усопшего изображен до половины скрытым землей. Возможно, мастер воспроизвел в этой иконе какой-то древний почитаемый образ, принесенный на Север псковскими переселенцами.

Большой интерес для исследования представляет группа икон с изображением «Св. Николая Великорецкого» XVI в. В собрании ЦАКа находятся три иконы данной иконографии.

Весьма редкой и необычной является икона «Св. Николай Чудотворец Великорецкий без житийных клейм» первой половины XVI в., то есть времени, на которое приходится начало широкого прославления иконы. Учитывая время создания памятника, которое приходится на период пребывания образа в вятских лесах в селе Великорецком, можно предположить, что икона повторяет древний образ, еще не заключенный в раму, и косвенным образом подтверждает предположение о том, что рама была сделана после перенесения его в Вятку.

Вторая икона указанной иконографии относится ко второй половине XVI в. и принадлежит к числу икон, созданных уже после путешествия чудотворного образа в Москву. В ней заметно знакомство с чудотворным образом: возможно, она относится к тем памятникам, которые выполнялись непосредственно со святыни во время ее путешествия. Центральный образ имеет отдельный ковчег, в клеймах выдерживается тематическое соответствие почитаемому образу; интересно отметить некоторую архаичность в живописи клейм, возможно, продиктованную желанием как можно более точно скопировать образец.

Третий памятник собрания данной иконографии в басменной раме также относится ко второй половины XVI в. Состав клейм хотя и не следует каноническому образцу, однако достаточно необычен и свидетельствует о желании мастера воспроизвести редкий и непривычный для него набор житийных сцен. Достоверность образа подтверждает надпись на фоне — «св. Николай Чудотворец Великорецкий».

Ряд стилистических особенностей, таких как характер колорита, сочетания красно-коричневого цвета с темно-голубым в фелони святого, оранжевые горки с мелкими голубыми пробелами на лещадках, указывает на псковские корни этого произведения. Можно предположить, что мастер этой иконы был осевшим в волжских городах выходцем из Пскова или что она была написана в самом городе св. Троицы.

В коллекции ЦАКа находятся три иконы второй половины XVI в. с оплечным изображением св. Николая Чудотворца. Немаловажным основанием для причисления их к единой группе памятников, восходящих к общему почитаемому образцу, служит близость их размеров.

Все три упомянутые иконы собрания ЦАКа прошли антикварную реставрацию, имеют характерные особенности поновления икон начала века, такие как удаленный фон, который в соответствии с запросами коллекционеров того времени счищался полностью «под косточку», искусственный кракелюр, прорисованный или процарапанный, для придания живописной поверхности вида большей древности. Тонировки «под автора», прописи, реконструкция рисунка, имитации утрат грунта и красочного слоя отличают все три указанные иконы. Близкими являются и материальные признаки, такие как состояние основы, доски тонкие опиленые, сильно деформированные из-за отсутствия шпонок.

Оплечные образы святого Николая с избранными святыми на полях известны среди памятников ростовского круга начиная с XV в. Это может указывать на существование некоего почитаемого в XV в. в ростовских землях образа, предания о котором утрачены, но повторения которого сохранились.

Возможно, с появлением и распространением этого изображения связано возникновение еще одного оплечного образа св. Николая Чудотворца. Все сохранившиеся иконы данной иконографии относятся ко второй половине XVI в. Все они близки не только иконографически, но и стилистически. Св. Николай изображен оплечно, так что виден только белый омофор с темными крестами и небольшой треугольный фрагмент ворота, украшенный драгоценными камнями. Лик крупный с высоким и широким лбом, крупными глазами, тонким длинным носом и небольшим ртом. Типологически строение лика восходит к московским памятникам первой половины XVI в.; вероятно, в это время и распространяется данная иконография, восходящая к группе аналогичных икон святого, получивших распространение с конца XV в., главным образом в ростовских землях, возможно, являясь повторением несохранившегося чудотворного образа. Аналогичный образ находим среди прорисей в Иконописном подлиннике Сийского монастыря XVI в. (Покровский, 1898. л. 12). Интересно, что за пределами XVI в. подобные образы не имели большого распространения, зато в XIX в., особенно в старообрядческой среде, их популярность возрастает.

Редкий и малоизученный иконографический тип представляет образ св. Николая Чудотворца, типа Отвратного, второй половины XIX в. Оплечное изображение св. Николая, типа Отвратного, отличается рядом особенностей. Св. Николай представлен с крупными глазами, скошенными влево зрачками и небольшим поворотом головы вправо. Его голова увеличена и приближена к краю доски, что придает образу особую психологическую напряженность и огромную силу воздействия. Часто на иконе изображаются пальцы благословляющей руки святого, в жесте, который можно рассматривать как напоминание или предупреждение.

Происхождение этого образа неясно. Однако иконы св. Николая Отвратного появляются не ранее конца XVIII — начала XIX в. и распространены в старообрядческой среде, являя собой вновь прославленный чудотворный образ после раскола церквей. Все известные иконы этой иконографии близки по размерам, многие имеют надпись с названием (примером являются иконы из ЦМиАР). Значение этого образа как отвращающего припадающих к нему от зла и всякой скверны заложены в его названии «Отвратный». Очевидно, что оно происходит не от места нахождения иконы, а от ее действия.

Среди множества икон святителя Николая в собрании ЦАК МДА имеются и другие иконографические типы, в том числе изображения св. Николая в деисусных чинах, среди избранных святых, в различных сюжетных композициях, таких как явление Богоматери и св. Николая пономарю Юрышу. Все они могут послужить источниками для будущих исследований.

* * *

Нечаева Татьяна Никитична — заведующая отделом Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, исполнитель проекта «Русское духовное наследие. Комплексное изучение памятников искусства V—XX вв. из собрания Церковно-археологического кабинета МДА» (98-04-06277а).

По материалам сайта http://nesusvet.narod.ru/ico/books/nechaeva.htm

Московская епархия РПЦ
Яндекс.Метрика